Специфика рынка СЭД стран ближнего зарубежья. Выход российских компаний на рынок СНГ

Наиболее перспективными странами постсоветского пространства с точки зрения внедрения СЭД/ЕСМ являются Украина, Казахстан и Белоруссия – именно здесь размеры рынка позволили сформироваться крупному бизнесу, способному стать заказчиком таких систем. Однако, помимо сходства в виде общих исторических корней, документооборота и вертикали управления, местные рынки довольно специфичны. Объединяет их некоторая закрытость, особенно для западных ЕСМ-вендоров, а также сравнительно недостаточная квалификация ИТ-специалистов, а зачастую и их нехватка, в результате чего на постсоветском пространстве более значимым становится не технологическое соперничество решений, а борьба конкурентов за партнерские сети.

По словам руководителя направления IIG EMC (Information Intelligence Group) в России и странах СНГ Вячеслава Кадникова, основные черты местных рынков стран СНГ, безусловно, очень схожи с российскими. Это связано с общим историческим прошлым и сходной культурой работы с документами – канцелярским документооборотом, который в том или ином виде присутствует во всех странах СНГ. Локальная специфика может возникать из-за мультиязычности, – к примеру, в Казахстане два широко используемых языка (казахский и русский). Кроме того, местные рынки являются довольно закрытыми для проникновения извне, поэтому при ведении бизнеса в этих странах вендор должен больше полагаться именно на местных партнеров, которые занимаются также и локализацией его продуктов. Однако за счет меньшей технической экспертизы в странах СНГ больше доверяют готовым вендорским решениям. В отличие от этого, в России крупные партнеры стараются творчески переосмыслить западную практику, добавляя свои модули, а часто и внедряя собственные решения на базе нашей платформы.

 

Руководитель направления IIG EMC (Information Intelligence Group) в России и странах СНГ Вячеслав Кадников

Руководитель направления IIG EMC (Information Intelligence Group)
в России и странах СНГ Вячеслав Кадников

 

По словам Вячеслава Кадникова, у ЕМС Documentum на постсоветском пространстве сегодня есть много внедрений в компаниях нефтегазового, банковского и телекоммуникационного секторов Азербайджана и Казахстана, чуть меньше проектов на Украине и в Грузии. При этом он отмечает, что в Казахстане система государственного документооборота до сих пор работает на IBM Lotus/Notes, поэтому местные партнеры вынуждены держать большую экспертизу по Lotus и, соответственно, стараются использовать ее и в других проектах. Собственно, этот факт является основной спецификой рынка ЕСМ Казахстана с точки зрения платформенного ландшафта. «В Азербайджане этого не ощущается, так как исторически раньше других ЕСМ-платформ туда пришел именно ЕМС Documentum, на нем сегодня ведется межведомственный электронный документооборот, а позиции платформы сильны практически во всех значимых отраслях. То есть это просто вопрос быстрого входа на рынок. В этом плане у западных компаний есть некий барьер при входе на такие развивающиеся рынки, потому что нужно понимать, что в какое-то обозримое время будут большие продажи. Cходу оценить это достаточно сложно, потому что рынок требует инвестиций, вложений в создание партнерской сети и развитие экспертизы. Где-то это успели сделать наши конкуренты, а где-то – мы. По сути, это борьба уже не технологий, а именно партнерских сетей, потому что ситуация с кадрами на постсоветском пространстве весьма сложна», – рассказывает Вячеслав Кадников.

«Рынок стран СНГ долгое время был достаточно закрытым экономическим пространством, в котором компании в основном выбирали решения локальных поставщиков. Поэтому для зарубежных поставщиков ECM-решений всегда было важно иметь большой запас референтных проектов на рынке, что является абсолютно оправданным требованием рынка», – подтверждает региональный директор по продажам в странах СНГ OpenText Ханс-Йoрг Кёльбль.

 

Региональный директор по продажам в странах СНГ компании OpenText Ханс-Йoрг Кёльбль

Региональный директор по продажам в странах СНГ компании OpenText Ханс-Йoрг Кёльбль

 

«Основная специфика постсоветского пространства заключается в том, что уровень квалификации специалистов на местах по промышленным ЕСМ-платформам там значительно ниже, чем в России. Поэтому имеется множество примеров того, что предприятия просто не справляются с внедрением, – к примеру, мы знаем такие случаи и в Казахстане, и в Узбекистане, – комментирует, в свою очередь, директор по развитию бизнеса TerraLink в России Александр Бейдер. – В Казахстане низкая квалификация местных партнеров привела к отказу ряда компаний от продолжения работы с одной известной платформой и даже, в какой-то степени, к ее дискредитации на уровне страны в целом. Хотя понятно, что это вовсе не результат каких-то ошибок или недостатков этой платформы. Опыт TerraLink свидетельствует, что хорошие проекты можно делать на любой промышленной платформе, были бы руки и голова на месте».

По словам г-на Бейдера, у TerraLink есть несколько очень крупных и серьезных проектов в Казахстане (Karachaganak Petroleum Operating, «ПетроКазахстан», ENRC и других), и все эти проекты по автоматизации документооборота именно в местных «дочках» глобальных компаний, поэтому, по его словам, все они «еще более западные внедрения, чем в России». В то же время рынок Казахстана отличается и еще несколькими специфическими чертами. Прежде всего, это более сильное влияние госорганов и, соответственно, более серьезные требования по работе с ними. Так, на одном из проектов TerraLink потребовалось разработать специализированную подсистему с функциональностью, заточенную именно под работу с госорганами, чего не было ни на одном из проектов интегратора России. Александр Бейдер связывает это с тем, что уровень госрегулирования в Казахстане намного выше, чем в России, что и проявляется в конкретных организационно-контролирующих процедурах. В этом свете он также добавляет, что уровень госрегулирования в России считать каким-то запредельным совсем не стоит. На Западе госрегулирование и нормирование деятельности фармацевтических, нефтяных, пищевых и т. д. компаний на несколько порядков выше, чем у нас. По его мнению, России это лишь предстоит и это одна из причин того, что у нас уровень автоматизации документооборота значительно ниже, чем на Западе.

 

Директор по развитию бизнеса TerraLink в России Александр Бейдер

Директор по развитию бизнеса TerraLink в России Александр Бейдер

 

«Очень интересно и то, что все тенденции, которые сегодня происходят у нас, в Казахстане проходят как-то более ярко и выраженно. Принято считать, что Россия является страной контрастов, но мне кажется, это еще в большей степени характерно для Казахстана. К примеру, если у нас неудавшиеся системы как-то тихо уходят с рынка, там они проваливаются с треском. Я не могу сказать, с чем это связано. Может быть, казахстанцы просто более патриотичны, чем мы, и не позволяют себе тратить государственные деньги на бессмысленные проекты. Но факт неуспешного внедрения там становится публичным очень быстро, мы это наблюдали многократно, естественно, со стороны. И еще я бы хотел предостеречь наших читателей от какого-то (сознательного или подсознательного) ассоциирования понятий «западное внедрение» и «хорошее внедрение». У компании TerraLink есть заказчик, являющийся 100%-й «дочкой» крупного западного производителя пищевых продуктов. Так вот, их внедрение системы управления корпоративным контентом, да и всей корпоративной информационно-управляющей системы в целом, намного более технологично, продумано и эффективно, чем в их головном офисе. И это не единичный случай», – отмечает директор по развитию бизнеса TerraLink в России Александр Бейдер.

«Мы активно работаем в Казахстане и должны отметить, что уровень зрелости казахстанских компаний в области управления корпоративным контентом нисколько не уступает российским, а в чем-то даже превосходит», – подтверждает главный ЕСМ-архитектор компании «Логика бизнеса 2.0» (ГК АйТи) Олег Бейлезон.

 

Главный ЕСМ-архитектор компании «Логика бизнеса 2.0» (ГК АйТи) Олег Бейлезон

Главный ЕСМ-архитектор компании «Логика бизнеса 2.0» (ГК АйТи) Олег Бейлезон

 

Что касается Украины, то более подробно о специфике местного рынка рассказал генеральный директор «ДоксВижн» Владимир Андреев. По его словам, несмотря на то, что у нас есть внедрения практически во всех странах бывшего СССР, говорить о трендах мы готовы в части украинского и казахстанского рынков, которые оцениваем как самые крупные, похожие на российский, но в то же время сформировавшие во многом собственные специфические тренды. «В Украине и Казахстане заканчивается первичное насыщение рынка системами документооборота. Все чаще мы встречаемся со зрелыми заказчиками, которые не просто автоматизируют свои бизнес-процессы, а совершают качественный переход от старых систем документооборота к современным, функциональным и максимально отвечающим текущим потребностям бизнеса. Появилось четкое понимание того, что нужно получить от системы и почему не следует гнаться за дешевыми и простыми коробочными продуктами. Также в качестве тенденции можно выделить требование заказчика к открытости платформы, на базе которой строится система документооборота. Из технологических тенденций – мобилизация сотрудников, что выражается требованием к обязательному наличию клиентского ПО, работающего на мобильных устройствах для оперативного доступа к системе документооборота в любой нужный момент», – рассказывает генеральный директор «ДоксВижн» Владимир Андреев.

 

Генеральный директор компании «ДоксВижн» Владимир Андреев

Генеральный директор компании «ДоксВижн» Владимир Андреев

 

Что касается конкурентного ландшафта украинского рынка документооборота, то на него обращают внимание локальные партнеры компании «Электронные Офисные Системы» (ЭОС). По их словам, Украина отличается большим историческим наследием платформы IBM Lotus, – начиная с 2000-х гг. системы электронного документооборота на ее основе внедряли у себя очень многие компании. По оценкам партнеров ЭОС, именно эта платформа долгое время доминировала на местном рынке СЭД/ЕСМ, – на ее долю приходилось около 45 % всех подобных проектов. Но так как IBM начало активное продвижение новой ЕСМ-платформы FileNet в ущерб Lotus Domino, перепозиционировав его в платформу социальных коммуникаций, в последнее время украинские заказчики стали активно отказываться от решений на этой платформе (в основном, российских разработчиков). При этом чаще всего они начинают мигрировать на платформу Microsoft SharePoint, причем не на собственные «самописные» решения и не «голую» платформу, а на специализированные СЭД-решения на ней, – в частности, на EOS for SharePoint.

Что касается рынка систем документооборота Белоруссии, то, по словам директора компании «Электронное ДЕЛО», местного партнера ЭОС, Валентины Полещенко, первой специфической его чертой является большое влияние регулятора. Так, президент и правительство Белоруссии соответствующими нормативными правовыми актами обязали всех до 2015 года полностью перейти на электронное взаимодействие, что повлекло за собой автоматизацию всех предприятий и организаций, прежде всего государственных. Кроме того, была наконец введена в постоянную эксплуатацию система межведомственного электронного документооборота (СМДО, аналог российского МЭДО). При этом, согласно Указу президента Республики Беларусь от 04.04.2013 № 157, все ведомственные СЭД, эксплуатируемые и приобретаемые государственными органами и иными государственными организациями, должны обеспечивать взаимодействие со СМДО.

«Конечно, это очень подтолкнуло многих руководителей к переходу на электронный документооборот, что сразу же повысило число наших заказчиков. На протяжении многих лет инициатива внедрения СЭД исходила от заинтересованных исполнителей, теперь же инициатива перешла к руководителям. Кроме того, потребность во внешней интеграции СЭД присутствовала всегда, если есть электронный документ на предприятии, то возникает необходимость направить его внешним адресатам. Большое количество наших клиентов обеспечивают обмен электронными документами с помощью электронной почты с 2005 – 2007 гг., которая взаимодействует с системой в автоматическом режиме. В Республике Беларусь также создана и эксплуатируется система межбанковского взаимодействия (СМВЭДЭ), с которой мы тоже обеспечили взаимодействие для наших клиентов в банковской сфере», – рассказывает Валентина Полещенко.

Второй специфической чертой белорусского рынка систем документооборота, по ее словам, является то, что сегодня СЭД рассматривается уже как инструмент управления бизнес-процессами, причем не только документоориентированными, но и неориентированными, в том числе и связанными непосредственно с промышленным производством. Поэтому сегодня компания «Электронное ДЕЛО» работает не столько с новыми заказчиками (хотя и они есть), сколько с уже имеющимися клиентами над дальнейшей автоматизацией других предметных областей (участие/проведение конкурсов, управление договорами, работа с документами ИСО, мобильный доступ и т. д.). С этим связана и необходимость интеграции СЭД с другими корпоративными системами на предприятии (бухгалтерия, CRM, ERP, отраслевые ИС и т. д.), необходимость выгрузки документов/информации из СЭД на сайт предприятия, а также востребованность систем автоматизированного сканирования и загрузки документов в СЭД.

 

Выводы

Наиболее значимыми рынками для разработчиков СЭД/ЕСМ-решений на постсоветском пространстве, помимо собственно российского, являются рынки Украины, Казахстана и Белоруссии. Именно здесь размеры и масштабы рынка способствовали формированию крупного бизнеса с явно артикулированными потребностями автоматизации своих бизнес-процессов. Общее историческое прошлое, сохраняющаяся популярность русского языка, вертикаль власти и сходные с нами традиции документационного обеспечения управления создали естественные условия проникновения на местные рынки российских разработчиков, причем не только чисто СЭД-систем, но и специализированных СЭД-модулей для ЕСМ-решений. Интересно также и то, что более низкая квалификация местных ИТ-кадров в плане работы с западными ЕСМ-платформами вылилась, с одной стороны, в конкуренцию вендоров за их абсорбцию в рамках своей партнерской сети. К примеру, первенство прихода IBM Lotus на казахстанский и украинский рынки привело к большому числу внедрений и необходимости местных партнеров держать большой штат соответствующих разработчиков, – на все остальные ЕСМ-платформы просто не хватает специалистов (обратная ситуация наблюдается в Азербайджане, куда первым пришел EMC Documentum). С другой стороны, не вполне удовлетворительная ситуация с ИТ-кадрами на постсоветском пространстве привела к тому, что местные партнеры значительно больше доверяют вендорским решениям, а не занимаются разработкой собственных СЭД-модулей, что кардинально отличается от ситуации в России.

Местные заказчики сегодня находятся примерно на одинаковой стадии развития с российскими компаниями (а в случае с Казахстаном – и более высокой, за счет значительной доли среди них «дочек» западных компаний). СЭД здесь также «выходит за границы канцелярии», предметные области автоматизации распространяются на смежные документоориентированные процессы, все чаще у местных заказчиков возникает потребность в интеграции СЭД/ЕСМ с другими корпоративными информационными системами (ERP, CRM, HR, банковские системы и т. д.). Еще одной сходной чертой с Россией, по-видимому, более характерной для Казахстана и Белоруссии, является активная роль государства на местных рынках систем электронного документооборота.